Интервью Председателя СК России "Российской газете"

25 Июля 00:48

Глава Следственного комитета РФ рассказал, за что будут судить украинских националистов

 

Как продвигается расследование преступлений украинских националистов, которые воюют с мирными гражданами? Ведется ли подсчет причиненного этим людям ущерба? Какие результаты принесло продолжение расследования преступлений, совершенных коррумпированными экс-чиновниками? Об этом и о многом другом "Российской газете" рассказал руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин.

Александр Иванович, не так давно журналисты и мирные граждане много говорили о преступлениях, совершенных военнослужащими запрещенного в России националистического батальона "Азов", и их жестокости. Следствие ведет СК. Эти рассказы нашли подтверждение в материалах уголовных дел?

Александр Бастрыкин: Следователи выяснили, что в этом подразделении состоят лица разного возраста, уровня образования и жизненного опыта. Но они едины в своей непоколебимости убивать ни в чем неповинных людей. В этом вся суть националистов "Азова".

Чтобы это понять, достаточно привести несколько примеров. В начале марта в Мариуполе участник "Азова" Сергей Михайленко со своим сослуживцем с позывным "Дрон" находились возле одного из жилых домов. В их направлении двигался легковой автомобиль, на котором большими буквами было написано "Дети".

Несмотря на это, они открыли огонь по машине, убили находившихся в нем четырех членов семьи, в том числе трехлетнего ребенка.

Другой пример. Алексей Мозговой и его брат Юрий занимали позиции в пятиэтажном доме в Мариуполе. В подвале находились 15 мирных граждан, среди них был мужчина, страдающий тяжелым заболеванием. Братья-националисты, угрожая убийством, запретили гражданским лицам покидать подвал, даже чтобы принести больному лекарства. В итоге мужчина скончался. А когда мирные граждане, увидев произошедшее, хотели покинуть место, Мозговые стали по ним стрелять - еще четыре человека погибли. И, к сожалению, таких примеров много.

Ваше ведомство выполняет крайне сложные и важные задачи, но и среди них есть первоочередные. На взгляд главного следователя страны, какие именно уголовные дела сейчас для Следственного комитета приоритетны?

Александр Бастрыкин: В центре нашего внимания - расследование особо тяжких преступлений, посягающих на граждан и интересы государства.

Следственные органы продолжают масштабную работу по восстановлению социальных, экономических и гражданских прав людей, борьбе с коррупцией и экономической преступностью, защите прав несовершеннолетних, противодействию экстремизму и терроризму, совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства в целях обеспечения неотвратимости наказания за совершенные преступления.

В текущем году в ходе расследования уголовных дел потерпевшим от преступлений было возмещено порядка 194 млрд рублей.

Это более чем в три раза превышает аналогичный показатель прошлого года. Арестовано имущество фигурантов уголовных дел на сумму более 72 млрд рублей, из них на 45 млрд - по делам о коррупции.

В последние годы раскрываемость таких преступлений, как убийство, изнасилование, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, держится на уровне 95-99 процентов. Эти результаты свидетельствуют о качественной и слаженной работе всех правоохранительных органов. Вместе с тем в настоящее время особое внимание ведомство уделяет расследованию преступлений украинских силовиков против мирных жителей Донбасса, а также защите прав потерпевших по этим делам и оказанию помощи беженцам.

Ежедневно наши СМИ сообщают о разрушениях гражданской инфраструктуры и пострадавших от очередного обстрела украинских националистов. Но самая точная информация об этом у вас.

Александр Бастрыкин: Крайне важно продолжать объективно рассказывать мировому сообществу о том, что на самом деле происходит в последние месяцы. Применение силы украинскими националистами нельзя чем-либо оправдать. Они интенсивно обстреливают Донецкую и Луганскую народные республики, жестоко и беспринципно наносят удары именно по мирным жителям, гражданским объектам, в том числе детским учреждениям. И не только по ЛНР и ДНР, но и по своим территориям с целью обвинить в этом российских военнослужащих. Людей они ни во что не ставят. Националистами уничтожено и частично повреждено более 7 тысяч объектов гражданской инфраструктуры, в том числе жилые дома, школы, детские сады и транспортные средства. За весь период следствия по уголовному делу допрошено более 216 тысяч человек, признано потерпевшими свыше 91 тысячи, в том числе 14 072 несовершеннолетних.

Дела на генералов

Сколько же всего таких дел и кого ваши подчиненные вписывают в графу "подозреваемый и обвиняемый"?

Александр Бастрыкин: Уголовные дела о событиях на Украине расследуются в отношении представителей военного и политического руководства страны, членов радикальных националистических объединений, а также представителей украинских вооруженных формирований. Всего возбуждено более 1300 уголовных дел, по которым к ответственности привлекаются свыше 400 лиц. В ходе предварительного расследования уже установлена причастность к преступлениям против мира и безопасности человечества, не имеющим срока давности, более 220 лиц, в том числе представителей высшего командования Вооруженных сил Украины, а также командиров воинских подразделений, обстреливавших мирное население. Всего 92 командирам и их подчиненным предъявлены обвинения. Объявлены в розыск 96 лиц, в частности 51 командир ВСУ.

Выходит, что среди фигурантов дел исключительно политики и националисты разного уровня?

Александр Бастрыкин: Нет. Возбуждены уголовные дела по фактам разработки сотрудниками Минздрава Украины оружия массового поражения. Еще есть дела по фактам участия наемников в совершении преступных действий на территории Украины. Они рассследуются в отношении граждан Великобритании, США, Канады, Нидерландов и Грузии. Еще возбуждено пять уголовных дел о посягательствах представителей украинских националистических формирований на жизнь военнослужащих Российской Федерации, а также шесть уголовных дел по фактам издевательств над российскими военнослужащими. Кроме того, возбуждено восемь уголовных дел о нападениях на российские посольства и дипломатических представителей в Нидердандах, Ирландии, Литве, Чехии, Польше, Румынии и на здание Россотрудничества во Франции. А также уголовное дело по факту захвата и удержания на территории Украины четырех сотрудников госкорпорации "Росатом".

Вы уже рассказывали нашим читателям, что специалисты СК проводят оценку ущерба, причиненного украинскими националистами городу Мариуполю. В чем сложность этого процесса и как он проводится?

Александр Бастрыкин: В Донбасс было направлено несколько групп: это следователи, а также сотрудники Главного управления криминалистики и Судебно-экспертного центра (СЭЦ) Следственного комитета. Криминалисты осматривают объекты гражданской инфраструктуры вплоть до коммунальных сооружений и фиксируют все с помощью технических средств. Затем для установления ущерба от действий украинских силовиков в рамках уголовных дел назначаются и проводятся комплексные судебно-оценочные - строительно-технические экспертизы. При этом нашим экспертным учреждением оперативно были разработаны индивидуальные методические подходы для производства этих экспертиз. Сложность этого процесса в том, что в условиях ограниченных исходных данных по каждому разрушенному объекту капитального строительства нам необходимо установить его характеристики и стоимость до разрушения, а также то, сколько будет стоить восстановление в текущих условиях. Сотрудники ведомства исследуют ретроспективные технические документы, зачастую в черновом исполнении, данные протоколов осмотров мест происшествия разрушенных зданий, изучают действующую нормативную базу в сфере индексации, конвертации и ценообразования в строительстве. Также проводятся комплексные судебно-медицинские и судебно-баллистические экспертизы на предмет установления причинения вооруженными формированиями Украины смерти гражданским лицам. Завершено уже более 850 экспертиз. Впереди предстоит еще очень много, и все полученные данные должны стать доказательством на будущих судебных процессах в отношении представителей киевского режима, причастных к гибели мирного населения и разрушению объектов гражданской инфраструктуры.

Следователи СК в Донбассе подсчитывают ущерб, нанесенный ВСУ мирным людям и гражданским объектам. Фото: Пресс-служба следственного комитета РФ

Судить международному трибуналу

Ваше ведомство, расследуя преступления украинских силовиков на территориях Донецкой и Луганской народных республик, всякий раз подчеркивает, что там творятся масштабные нарушения норм международного права, военные преступления против мира и безопасности человечества. А как судить фигурантов этих уголовных дел? Может быть, под эгидой ООН?

Александр Бастрыкин: С учетом позиции "коллективного Запада", открыто спонсирующего украинский национализм и поддерживающего киевский режим, создание такого трибунала под эгидой ООН в текущей перспективе крайне сомнительно. Указанный вопрос более уместно было бы прорабатывать с российскими партнерами по таким организациям, как СНГ, ОДКБ, БРИКС, ШОС. Учреждение суда и его устава можно было бы оформить соглашением между Россией, странами - членами указанных организаций, Донецкой и Луганской народными республиками. При этом к работе по формированию международного органа правосудия также целесообразно привлечь и другие страны, демонстрирующие независимую позицию по украинскому вопросу, основывающуюся на нормах международного права, в частности Сирию, Иран и Боливию. Создание международного судебного органа продемонстрировало бы всему мировому сообществу неотвратимость наказания за преступления против мира и безопасности человечества, решимость России и подлинных партнеров нашей страны в искоренении нацизма, национализма и ксенофобии.

Для СК в зоне спецоперации главное - работа следствия. Но вы же этим не ограничиваетесь, а занимаетесь еще и гуманитарными делами. Считаете такую работу не менее важной?

Александр Бастрыкин: Безусловно. Это касается как помощи жителям Донбасса, так и беженцам. Наши подразделения организуют доставку гуманитарных грузов для жителей республик. Собираем средства для закупки товаров первой необходимости. Это, в том числе, различные лекарства и товары для детей, которые направляются в медицинские учреждения в ДНР и ЛНР. Организовывались полевые кухни на территории Мариуполя, которые помогли обеспечить питанием несколько тысяч жителей, проводились различные мероприятия для детей. В отдельных случаях оказывалась помощь людям в эвакуации. Например, по моему поручению из города Новодружеска наши сотрудники организовали эвакуацию 86-летней женщины, которая самостоятельно не могла покинуть свой дом, в город Луганск, где она встретилась со своими родственниками. Есть и другие похожие примеры. На территории России во всех регионах организована работа наших территориальных следственных органов, направленная на помощь беженцам. В круглосуточном режиме ведем мониторинг ситуации. За три месяца на горячую линию Следственного комитета обратились более 5 тысяч беженцев. Проблемы у людей возникают самые разные, мы помогаем их преодолеть. Оказывается содействие в решении вопросов, связанных с обеспечением жизненно необходимыми лекарственными препаратами, поиском пропавших родственников, трудоустройством, направлением детей в дошкольные учреждения, предоставлением социального жилья, реабилитацией, оформлением документов, статуса малоимущей семьи, ускорением получения выплат, положенных гражданам, вынужденно покинувшим место жительства, получением гуманитарной и медицинской помощи, госпитализации, а также иная помощь. В Следственном комитете действуют ряд кадетских корпусов и две ведомственные академии, куда мы также приняли детей из Донбасса для обучения.

Инспекторы с большой дороги

Кроме расследования преступлений на Донбассе СК не ослабляет работу и внутри страны. Расскажите про дело пятигорских полицейских.

Александр Бастрыкин: Есть такое дело. Во взаимодействии с коллегами из МВД и ФСБ России мы продолжаем работу по декриминализации Северо-Кавказского региона. В начале месяца были задержаны 14 участников преступной группы, действовавшей в Ставропольском крае. В нее входили 11 сотрудников ДПС, а также гражданские лица. Установлено, что еще в прошлом году командир подразделения Николай Дмитриенко организовал преступную группу для систематического вымогательства взяток, куда вошли его подчиненные. Сотрудники полиции угрожали водителям автомобилей фальсификацией доказательств и уголовным преследованием за незаконный оборот наркотиков, вынуждая передавать им взятки. После задержания у соучастников проведено несколько десятков обысков. Им избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Это, к сожалению, уже не первая подобная преступная группа на Северном Кавказе. Ранее мы уже рассказывали о других должностных лицах, занимавшихся поборами на дорогах. Эта сфера действительно очень коррумпирована, и мы совместно с нашими коллегами будем продолжать бороться с этим явлением.

Следствие ставит точку

Нашим читателям будет интересно узнать, какие из последних уголовных дел вы бы могли назвать общественно значимыми и привести статистику по делам?

Александр Бастрыкин: В текущем году в суды направлено 38 393 уголовных дела, в числе которых более 17 тысяч дел о преступлениях против личности, 4294 дела коррупционной направленности, 1324 - о преступлениях прошлых лет, 5196 - о преступлениях в отношении несовершеннолетних. Также расследовано 6244 преступления, совершенных в сфере компьютерной информации либо с использованием информационно-телекоммуникационных технологий. Поставлена точка и в деле по обвинению руководства ряда коммерческих организаций и должностных лиц Минпромторга России. Они обвиняются в хищении мошенническим путем в 2013-2017 годах бюджетных денежных средств в сумме 483 млн рублей в ходе исполнения государственного контракта по реализации федеральной целевой программы, предусматривающей развитие фармацевтической и медицинской промышленности. Завершено дело бенефициара Ринвестбанка Владимира Романова, президента банка Светланы Поздновой и председателя правления банка Максима Ткачева. В 2015-2016 годах посредством выдачи подконтрольным юридическим лицам заведомо невозвратных кредитов они похитили денежные средства кредитной организации - 1,363 млрд рублей. Перед судом предстал председатель правления госкомпании "Российские автомобильные дороги" Сергей Кельбах, обвиняемый в злоупотреблении должностными полномочиями при реализации федеральной целевой программы по строительству ЦКАД. Его дело направлено в суд. Также здесь в качестве примера можно привести дело о хищении более 1,6 млрд рублей, выделенных на выполнение государственных контрактов, заключенных Минобороны России с ОАО "Воентелеком". Четверо фигурантов, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, - Ильина, Семилетов, Савицкий и Давыдова - предстали перед судом. Центральным аппаратом завершено дело по обвинению Романа Емашева, Кирилла Анисимова и Валентина Чернышева, которые продавали детей иностранным гражданам под видом суррогатного материнства. Они, как полагает следствие, причастны к продаже 22 новорожденных.

Говоря о защите прав детей, могу отметить, что правоохранительными органами была пресечена деятельность преступной группы, которая организовывала занятие проституцией в Москве, Санкт-Петербурге и за рубежом, в том числе с использованием несовершеннолетних. Она действовала в 2018-2020 годах. Ряд фигурантов, в том числе Виктория Морозова, Дмитрий Прошкин и Екатерина Дорофеева предстали перед судом. Как вы знаете, я очень требователен к подчиненным в части защиты жилищных прав детей-сирот. Ведомством завершено расследование уголовного дела по обвинению в халатности министра имущественных отношений Омской области Евгения Козлова. Его действия повлекли нарушение прав более 70 лиц из числа детей-сирот в результате непредоставления жилых помещений. Здесь с положительной стороны хотелось бы отметить принятие Госдумой закона, установившего возможность регистрации по месту жительства по адресам муниципалитетов детей-сирот, достигших 18-летнего возраста, до того момента, пока им не будет предоставлено положенное по закону жилье. Подобный механизм позволит им реализовывать свои социальные права. Данная инициатива до недавнего времени прорабатывалась заинтересованными ведомствами на площадке Следственного комитета в рамках деятельности межведомственной группы, был подготовлен соответствующий законопроект. Однако реализовать такой подход слаженнее и в короткие сроки получилось у депутатов, за что сироты им могут быть благодарны.

Кому закон писан?

Заграница нам перестала помогать. Наша Генпрокуратура заявила, что оттуда с началом спецоперации даже убийц и педофилов отказываются выдавать под предлогом, что их дело "политическое". А как вернуть украденные у страны вашими фигурантами уголовных дел деньги?

Александр Бастрыкин: Одним из важнейших направлений правоохранительной деятельности являются розыск, арест и изъятие доходов и имущества, полученных преступным путем, выведенных за рубеж. За границу выводятся крупные суммы финансовых средств, а способы их вывода с учетом сверхинтенсивного роста цифровых технологий становятся все более сложными. Нынешняя ситуация, при которой сотрудничество с отдельными странами затруднено, осложняет вопрос возврата таких активов. В этой связи СК России инициировал вопрос о проработке механизма продолжения расследования в отношении активов лиц, в отношении которых уголовные дела переданы в суд, для наделения следственных органов и оперативных подразделений всем объемом процессуальных полномочий, в том числе в целях выстраивания конструктивного взаимодействия с компетентными органами иностранных государств.

Вы всегда уделяли большое внимание подготовке молодых кадров и патриотическому воспитанию. Сейчас приоритеты не изменились?

Александр Бастрыкин: Сейчас эта задача стала еще более важной. Я неоднократно говорил, что в наше время идет борьба за умы людей. Информационное пространство используется различными силами для того, чтобы повлиять на молодежь. В Интернете действует множество ресурсов, созданных из-за рубежа и содержащих вредную информацию. В этой связи мы говорим о большом значении воспитательной работы с молодежью, к которой должны быть подключены не только родители и педагоги, но и общественные институты. В нашем ведомстве мы давно поняли важность этой задачи, и процесс обучения в образовательных учреждениях Следственного комитета построен соответствующе. Кадеты и студенты не просто получают теоретические знания. Делается все возможное для участия обучающихся в общественной жизни, патриотических акциях, изучении истории, встречах с ветеранами, помощи людям.

На мой взгляд, раньше была замечательная традиция у школьников и студентов - трудовой семестр. И сейчас в ведомстве организованы смены трудового отряда Санкт-Петербургского кадетского корпуса в военном клиническом госпитале. Кадеты помогают военнослужащим, получившим ранения в ходе специальной операции и проходящим лечение в госпиталях. Они сопровождают их по территории, оказывают посильную физическую помощь и моральную поддержку. Уже сейчас они понимают, что своей помощью позволяют персоналу уделить больше времени другим больным, кому требуются внимание и забота. Для ребят подобное общение тоже необходимо, это ценный жизненный опыт. Также работники госпиталя знакомят их с правилами оказания первой помощи, мероприятиями по сохранению и укреплению здоровья. Все это крайне актуально и важно для формирования личности будущих выпускников. Мы воспитываем в них человеческие ценности, укрепляем духовность в ее традиционном для нас понимании.

Александр Иванович, наша беседа проходит в канун профессионального праздника следователей. Коллектив "Российской газеты" поздравляет вас и всех сотрудников Следственного комитета РФ с Днем сотрудника органов следствия РФ. Здоровья всем и удачи!

Ключевой вопрос

Сегодня в условиях явно русофобской политики отдельных стран можно почти наверняка предположить, что будут, как бы помягче выразиться, всяческие препятствия для защиты интересов России и ее граждан от всевозможных преступных посягательств за пределами нашего государства.

Александр Бастрыкин: Как видим, русофобская политика западных стран может влиять и на наше сотрудничество по различным уголовным делам. Было немало случаев, когда граждане России становились потерпевшими от преступлений в других странах.

Мы пытались добиться справедливости, но местное правосудие зачастую весьма лояльно относилось к гражданам своей страны, вынося достаточно мягкие приговоры либо игнорируя некоторые важные обстоятельства.

Как известно, наше законодательство предусматривает возможность уголовного преследования иностранных граждан в случае, если в государстве, где совершено преступление, не расследуется соответствующее уголовное дело и не вынесен приговор.

С учетом сложившейся ситуации назрела необходимость оптимизировать эти условия.

Целесообразно закрепить возможность возбуждать российским следователям уголовные дела при совершении за пределами Российской Федерации преступления, затрагивающего интересы нашего государства либо гражданина, вне зависимости от результатов уголовного преследования лица либо постановления судом приговора в иностранной юрисдикции.

Это позволит обеспечить эффективную защиту интересов Российской Федерации и ее граждан от преступных посягательств за пределами государства.

 

 Наталья Козлова